Телефон справочной:
(495) 870-36-07

Телефон роддома:
(499) 190-52-80

Платные услуги:
(495) 870-36-04

Счастливая Маша

У девочки-улыбки Маши 8 ноября был день рождения. Свой первый годик она отметила как взрослая – в кругу своих самых близких людей. Кто они и что сделали для того, чтобы она родилась, она узнает позже, но мы уверены, что согласится с каждым словом. А эта фотография займет почетное место в семейном альбоме.

На этот день у меня были другие планы

Это был самый обычный день. Татьяна отправилась в детскую поликлинику — в их семье есть еще двое детей, мальчик 12 лет и девочка 8 лет. Она сидела у кабинета и ждала своей очереди, все было в порядке, даже пропустила вперед маму с плачущим ребенком. И в тот момент, когда Татьяна наконец-то вошла в кабинет врача, перед глазами вдруг всё закружилось, замелькали «мушки», потемнело в глазах.

Мама Татьяна: Мне сказали: «Ну, это бывает. Вы же в положении!» А я говорю: «Ой, что-то очень плохо всё…». Меня посадили на диван около окошка, на свежий воздух. Я хорошо помню, как я говорила с врачом, который вел мою беременность, о том, что может случиться в моей ситуации после двух кесаревых. Во время второй беременности уже были проблемы с рубцом – он был тонкий, за ним тщательно следили. Я даже лежала на сохранении. Врач предупреждала меня, что если «что-то польется» и будут сильные боли, то надо сразу вызывать «скорую». Я была достаточно внимательна. Но все было совсем не по сценарию. Тупая боль. Ни вод, ни крови.

Я сидела у окна, дышала, но легче мне не становилась. Были ужасные тянущие боли. И я попросила вызвать скорую. В машину меня несли уже на носилках. Первым делом измерили давление, я лишь услышала, что верхнее значение было 70… врач крикнула в трубку телефона: «Дайте ближайший роддом!», и мы понеслись.

Ближайшим оказался роддом 52-й больницы.

Все, что я помню, это — вы!

Мама Татьяна: В приемном меня встречала Татьяна Сергеевна Котомина. Она запомнилась мне очень строгой. Вопросы были четкие, требующие коротких ответов: Что болит? Как болит? Дальше УЗИ. Есть ли жидкость? [признаки кровотечения в брюшную полость при разрыве матки – прим.ред.]. Да, есть. Потом началось движение, вижу потолок коридора, свет, я кричу: «Мне плохо!!», а Татьяна Сергеевна отвечает «Сейчас все будет хорошо». Проснулась уже в палате.

Сизова Ирина Юрьевна, заведующая отделением анестезиологии и реанимации для взрослых: Когда я увидела Татьяну в приемном покое, я тут же развернулась и пошла готовить операционную. Все было ясно, от нас требовались быстрые и четкие действия. Речь шла о спасении двух жизней.

Мама Татьяна: Пока я была в наркозе, мне снился ужасный сон про то, как из меня извлекают ребенка. И когда я проснулась, я под впечатлением сна спросила, жив ли ребенок, и мне ответили – ДА. Тут я задала, возможно, глупый вопрос «Вы мне не врете ли?» Потому что я понимала, что могло случиться все, что угодно. И мне подтвердили, что да, жив.

Это ли не самое важное знание на всю оставшуюся жизнь?

Папа Станислав: Мне позвонила сестра Тани, сказала, что Тане плохо, и я сразу помчался в роддом. Мы думали: сейчас положат на сохранение, полечат, все обойдется. И когда мне сказали, мол, поздравляем, вы стали папой, я ответил: «Как это? Я не готов, еще ведь 2 месяца!»

Татьяна мне, конечно, рассказывала про ситуацию с рубцом во время второй беременности и о рисках, связанных с ним, но я не предполагал, не верил, что это может случиться именно с нами.

Меня водили за руку по роддому, разрешили войти и в детскую реанимацию, и во взрослую. Все было, как в тумане. Я долго не понимал, что произошло. Отпустило, когда увидел дочку, а потом и жену.

Грабовский Василий Михайлович, заместитель главного врача по акушерско-гинекологической помощи: Мы, конечно, готовили Станислава к тому, что все будет непросто. После тяжелой операции мы наблюдали Татьяну в отделении реанимации в течение суток. Кровопотеря около трех литров частично была возмещена аппаратом для реинфузии эритроцитов Cell Saver, частично переливанием донорской эритроцитной взвеси.

Маша, конечно, уникум… Ей удалось спрятаться в углу матки, в то время как разрыв перешел на ребро матки — место, где проходит сосудистый пучок. Частично отделившаяся плацента выполняла свою функцию. Почувствовав сердцебиение ребенка во время извлечения, я понял, что мы успели, и остальные сложные хирургические этапы были делом техники. Маша молодец – умеет находить правильный выход из ситуации. Верю в ее большое будущее.

Машу доставали за ножку из ее «убежища». Девочка сразу отправилась к Александру Вячеславовичу Буданцеву в отделение реанимации для новорожденных, а затем к Марии Александровне Траубе в Филатовскую детскую больницу.

День рождения

Дата рождения: 08.11.2019. Время рождения: 14:57.

Из медицинской документации
Диагноз: 3 преждевременные оперативные роды в 33 недели 2 дня. Экстренное кесарево сечение. Разрыв матки по рубцу. Внутрибрюшное кровотечение. Геморрагический шок II ст. Дистресс плода. Предлежание плаценты.

08.11.19 в 14:57 Чревосечение по Джоэл-Кохену без иссечения старого кожного рубца. Кесарево сечение в нижнем маточном сегменте: извлечена живая недоношенная девочка без видимых травм и пороков развития с массой тела 2215 гр., ростом 44 см., с оценкой состояния новорожденных по шкале Апгар на 1-й минуте 3 балла,на 5-й минуте - 5 баллов. Перевязка маточных артерий. 08.11 Реинфузия аутокрови (с использованием аппарата cell-saver).

Пациентка состояла на учете в женской консультации, входила в группу высокого перинатального риска. Прошла все обследования и получила консультации в регламентированные сроки.

Александр Вячеславович Буданцев, заведующий ОРИТ для новорожденных: Маша родилась с оценкой 3 балла по шкале Апгар. Стандартные действия: редкое сердцебиение — интубация — ИВЛ, на фоне которой сохранялась брадикардия до 70 уд/мин. — непрямой массаж сердца - восстановление ЧСС 120 уд/мин. – по стабилизации состояния в возрасте 15 мин.жизни в транспортном реанимационном инкубаторе на ИВЛ переведена в ОРИТ №6. В отделении введен Куросурф, продолжена ИВЛ. Три дня она провела у нас, а когда состояние стабилизировалось, мы перевели девочку в Филатовскую больницу.

Мама Татьяна: Мне было, конечно, очень тяжело сразу после операции. Но все, кто меня окружал, мотивировали меня встать и идти к ребенку. Я понимала, что через два дня, в понедельник, малышка должна была уехать в детскую больницу, поэтому я должна была взять себя в руки. Шаг за шагом — я поднялась, как-то дошла до детской реанимации. И вот я увидела этого цыпленочка в большой вязаной розовой шапке. Рядом кто-то сказал в самый нужный момент: «Не плакать, мама! Нельзя!». И я поняла, что должна быть сильной за двоих, что предстоит бороться и непременно победить.

Кстати, весь этот год Маша была на грудном вскармливании. Я считаю, что это мощный оздоровительный фактор. Сохраняйте возможность кормить молоком, даже если ребенок не ест сам. Это связь, это эмоциональный контакт, это лекарство для обоих.

Нам удалось справиться

Мама Татьяна: Да, мы занимаемся с нашим ребенком, возможно, больше, чем другие родители годовалых малышей. Никто не говорит, что будет все в срок. Мы ползаем, пытаемся вставать — можно сказать, что идем по плану, но с тем самым опозданием на 2 месяца. Учитывая обстоятельства, в которых Маша появилась на свет, мы ожидаем от дочки проявления самых лучших черт ее характера – упорства и настойчивости. И верим, что нагоним сверстников в кратчайшие сроки.

#спасибодоктор!

Мама Татьяна, папа Станислав: Мы счастливы что попали сюда. Сотрудники родильного дома с первой минуты и до последней работали единой командой. Всегда считалось: лечь в больницу в пятницу - пиши пропало… Но нет. Здесь все как надо, все на месте, всё вовремя. Счастье, когда в ближайшем роддоме оказываются люди, которые становятся для тебя самыми близкими на всю жизнь.



© Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы
«Городская клиническая больница № 52 Департамента здравоохранения города Москвы»,
123182, Москва, улица Пехотная, 3