Русский язык English Français Española 中國人

Телефон справочной:
(495) 870-36-07

Телефон роддома:
(499) 190-52-80

Платные услуги:
(495) 870-36-04

  • Главная
  • Пресс-центр
  • Знай наших!
  • Наша история: Нонна Петровна Шахновская: «Гематология – это тонкое искусство»

Наша история: Нонна Петровна Шахновская: «Гематология – это тонкое искусство»

В трудовой книжке Нонны Петровны Шахновской всего три записи, и все три относятся к ГКБ № 52. «Оказалась однолюбом», - смеется она. В 1971 году пришла в 52-ю больницу интерном, потом проходила ординатуру. Много лет работала заведующей отделением гематологии, в 2013 году из рук Сергея Собянина получила диплом лучшего специалиста гематолога года. 50 лет ее жизни отданы нашей больнице, 30 – на посту заведующей. Сейчас Нонна Петровна на пенсии. Она часто общается с бывшими коллегами и вспоминает тех, кого уже с нами нет.

- После окончания интернатуры по терапии (мне было тогда 23 года), 52-больница прислала на меня запрос, причем приглашали сразу два отделения 4-ая терапия и гематология. Выбрала гематологию, потому что влюбилась в заведующую отделением. Сначала в заведующую, а потом и в гематологию. К.м.н. Элла Григорьевна Брагина была совершенно потрясающим человеком, и считаю, что именно она сделала из меня врача. И гематолога, и просто врача. Ее особое отношение к пациентам, к сотрудникам – великолепная школа. Еще у нее была исключительная врачебная интуиция.

Тогда гематология располагалась в 1-м (старом) корпусе на втором этаже, сейчас там аптека, лаборатории, отделение гемосорбции. Кстати, палаты в отделении были огромные на 16 человек. И при этом никто не жаловался :-)

В 1975-м ушла в декретный отпуск, а когда вернулась, Брагина, уже ушла на преподавательскую работу. Заведовать отделением стала Полоцкая Тамара Марковна, а отделение переехало в третий корпус, на 2-й этаж. В четвертый корпус, где гематология находится сейчас, в свежеотремонтированные помещения, мы перебрались уже в середине 2000-х годов. А заведование отделением я приняла в 1986, когда Тамара Марковна ушла на пенсию.

Кстати, Тамара Марковна Полоцкая уезжала на несколько лет в Израиль и там поразила работавших с ней врачей тем, что спасла пациентку от акушерского ДВС, не дав отрезать им матку при послеродовом кровотечении*.
* Кафедра. Страницы истории советской медицины в воспоминаниях московского врача. №9 [297] 20.07.2015. Лия Гриншпун


Когда я начинала работать в гематологии, специалистов в этом направлении было очень мало, не сравнить с тем, что сейчас. У Москвы было всего четыре больницы с гематологическими отделениями, 52-ая, Боткинская с двумя отделениями, 40-ая и 81. Каждое отделение, также, как и наше, было рассчитано примерно на 60 коек, в каждом заведующий и четыре гематолога. Дефицит мест для наших больных был большой., а пациентам приходилось выстаивать безумные очереди на госпитализацию, стремились попасть в основном к нам и в Боткинскую.

Нагрузка на врачей была тоже была очень большая, и забирала много времени и сил. Дочку воспитывала по телефону. Ночевала порой на работе, оставаясь с тяжёлыми пациентами. А лечили мы все гематологические заболевания, все подряд, и надо сказать, что умели лечить все и владели всеми доступными тогда методиками. Я считаю, что гематологии противопоказана разрозненность, когда врач занимается только одним видом заболевания. Нужны гематологи широкого профиля, иначе невозможно поставить диагноз. Гематологических масок, когда одно заболевание принимает видимые формы другого - великое множество.

Огромное значение имеют исследования, в этом нам очень помогали наши патанатомы, которые делали биопсию, а также специалисты из нашей цитологической лаборатории. Всегда добрым словом вспоминаю заведующих патологоанатомическим отделением, сначала это была Клара Моисеевна Одина, потом Валерий Викторович Варясин, а также прекрасного цитолога, Тамару Георгиевну Сметневу. Некоторые исследования, гистологические, иммуногистохимические исследования костного мозга, лимфатических узлов, селезенки, необходимые для правильной постановки диагноза, нужно было делать в научных институтах. Руководство больницы пошло нам навстречу и оплачивало эти дорогостоящие исследования.

Без точного диагноза невозможно назначить эффективное лечение. Лечили по протоколам, в первую очередь, зарубежным, немецким, израильским, американским. Это сейчас Институт гематологии, гематологический научный центр начал разрабатывать свои протоколы. Лечение наше – химиотерапия, тоже очень дорогое, затраты на работу нашего отделения в разы превышали затраты на работу других отделений больницы. Хотя ежегодно Москва выделяла некоторое количество средств на онкологию, гематологию и другие высокозатратные профили, и мы получали, пусть и в небольшом количестве, дорогие препараты. Но в 90-е годы тяжело жила вся страна. Задача подбора терапии каждого пациенту, с учетом необходимости и ограничений была очень непростой . В основном мы работали по зарубежным протоколам – Германии, Израиля, Америки. И мы гордимся тем, что десятки больных, которым ставили на тот момент практически смертельные диагнозы, живы до сих пор и пишут нам письма. Многие девушки, которые у нас лечились, выходили замуж и рожали здоровых детей после лечения, и молодые люди также создавали семьи и становились отцами.

Работа наша, как я уже говорила, непростая, хотя и очень интересная. Через отделение прошло много врачей, кто-то работал два или три года, потом уходил заниматься наукой, которая, конечно, тоже нужна, или в окружные гематологи и в поликлиники. Помню тех, кто работал долго и оставил заметный след в истории отделения. Я начинала вместе с Ниной Леонидовной Рутберг, Любовью Николаевной Першаниной. На протяжении долгих лет моим бессменным помощником была Ирина Васильевна Черкашина. Я отбирала лучших интернов, которые проходили интернатуру в нашей больнице, и воспитывала из них гематологов, которые потом еще много лет работали в нашей больнице. Это, например, Лариса Анатольевна Муха, Елена Борисовна Пчелова. Из тех, кто когда-то был со мной, сейчас в отделении осталась только Каримова Екатерина Алексеевна.

Очень дружили со старшими сестрами, каждая из которых работали по многу лет. И спорили, конечно, и ругались, но дружили. Это Курбанова Нина Ивановна, Чистова Екатерина Васильевна. Фамилию самой первой старшей, которую звали Антонина Ивановна, к сожалению, не помню. Кого-то из них уже нет в живых, а вот с Ниной Ивановной мы перезваниваемся, вспоминаем нашу жизнь и работу. Коллектив прекрасный у нас был, и отношения прекрасные. Хотя я строгая была.


Нонна Григорьевна Шахновская и старшая сестра отделения Нина Ивановна Курбанова. 2009 год

Живую струю вносили студенты, ординаторы и аспиранты кафедры внутренних болезней РУДН, которые у нас проходили курс по гематологии, слушали лекции блестящего Виктора Константиновича Альбидовского, наблюдали больных, то, как проводятся исследования. Выпускали научные работы по разнообразным гематологическим заболеваниям. На базе больницы кафедра просуществовала около 30 лет, до 2015 года. А все ребята были из разных стран, часто — темнокожие, арабы, мексиканцы. Все, кстати, отлично говорили по-русски, были старательные, пытливые, ходили учиться выполнять пункции лимфоузлов, люмбальные пункции, трепанобиопсии. С кем-то мы поддерживаем отношения, они звонят. Один мексиканец работает гематологом в своей стране, и он единственных гематолог на целых три штата.

Так что в многих странах, гематолог до сих пор редкая профессия. Хорошо, что в России специалистов стало значительно больше. Сама наука тоже активно развивается, появляются новые препараты, новые протоколы. Хотя что-то остается неизменным – «азбучные» протоколы. Я уверена, что гематология и химиотерапия требует не только глубоких знаний, это еще и тонкое искусство, а некоторым вещам просто невозможно научить. Здесь врачу очень нужна интуиция, врачебное чутье. И, конечно, важно отношение к пациенту, при любых обстоятельствах ты не должен навредить. Помимо знания канонов, врач всегда должен думать - то, что подойдет одному пациенту, может не подойти другому. Очень не хотелось бы, чтобы врачи забывали, о том, что работают прежде всего для пациента.

Сейчас гематологией и онкологией занимается моя дочь. И когда она приходит домой в 11 вечера, и я ворчу, что семья ее не видит, она говорит, я же тебя не упрекала, когда ты дни и ночи проводила на работе :-)




Формула Жизни-2013 . Победитель в номинации «Специалист года» врач – гематолог Нонна Петровна
Шахновская, заведующая отделением гематологии ГБУЗ «ГКБ №52 ДЗМ»

В 2014 году коллектив гематологического отделения пополнился молодой энергичной командой, которая вывела гематологическую службу больницы на качественно новый уровень. За пять лет в больнице создана первая в столице высокотехнологичная гематологическая служба в составе двух отделений гематологии для проведения химиотерапевтического лечения, отделения трансплантации костного мозга и гематологической реанимации, выездной реанимационной гематологической бригады, дневного стационара по гематологии, амбулаторного консультативного кабинета.

Сегодня в ГКБ № 52 больные с гематологическими заболеваниями имеют возможность получить высококвалифицированную гематологическую помощь на амбулаторном и стационарном этапах лечения. Руководит службой к.м.н. Елена Николаевна Мисюрина.

О работе гематологов читайте здесь:
Первая аллогенная трансплантация проведена врачами-гематологами ГКБ №52
В больнице №52 открылось отделение трансплантации костного мозга
Гематологи VS COVID-19: учимся преодолевать



© Государственное бюджетное учреждение здравоохранения города Москвы
«Городская клиническая больница № 52 Департамента здравоохранения города Москвы»,
123182, Москва, улица Пехотная, 3